Алексей Панин: «Я счастливый человек, потому что не жду выходных» Интервью 28 января, 15:43
Алексей Панин из тех, кого не охарактеризуешь двумя - тремя словами. Более того, говоря о нем, постоянно рискуешь скатиться в какую - то одну крайность – то со знаком «плюс», то со знаком «минус». Судите сами. Он удивительный актер – талантливый, харизматичный и органичный, таких, как он, на экране не так уж и много. Тем не менее, редкий режиссер не жалуется на его тяжелый характер и редкостную вспыльчивость. Он удивительно обаятельный человек, но упаси вас боже попасть ему, что называется, под горячую руку – по его собственным словам, ему гораздо легче «набить морду, чем разбираться со своим обидчиком в суде». Он примерный отец, готовый на все ради своей дочери Ани. Он не любит журналистов, но в беседе раскрывается с самой неожиданной стороны. И это все – об Алексее Панине.

Алексей, вы неоднократно признавались, что петь вам отродясь не доводилось, тем не менее, согласились принимать участие в проекте канала «1+1» «Звезда плюс звезда»?

«Не доводилось петь» – слишком мягко сказано, я всегда честно говорил и говорю, что просто не умею этого делать. Люди, которые приходят в караоке и орут нетрезвым голосом, вызывают у меня, как минимум, иронию, а как максимум, – раздражение. Более того, много публичных людей, желая освоить смежную профессию, выходят на сцену петь, что, на мой взгляд, выглядит нелепо. А поскольку я, в отличие и от тех, и от других, всегда трезво отдаю себе отчет в том, что могу делать, а что – нет, то к предложению поучаствовать в проекте поначалу отнесся неоднозначно. Более того, безумно волновался на съемках, что мне, вообще-то, несвойственно: я привык выходить на сцену, поэтому откровенный мандраж нападает на меня не так уж часто. Возможно, не все и всегда у меня получается, но ужаса перед сценой нет. Тут же был именно страх, причем непроизвольный, с которым ничего нельзя было поделать – нас с моей партнершей, Сати Казановой, просто трясло перед каждым выступлением.

И что вас в результате убедило и успокоило?

Доводы Лаймы Вайкуле, которая была членом жюри. Она объясняла: «Понимаешь, конкурс неспроста называется «Звезда плюс звезда», – в нем соревнуются по два человека. Значит, не обязательно должен быть суперхороший вокал, главное, чтобы ваш дуэт был запоминающимся, интересным. А достичь этого можно не только певческими, но и актерскими способностями». Когда мы это поняли, нам стало гораздо легче и спокойнее выходить на сцену. Понимаете, проект «Звезда плюс звезда» не был связан со становлением нового эстрадного исполнителя Алексея Панина: дескать, смотрите, новая звезда родилась! Нет, мы относились к своим выступлениям с изрядной долей иронии, в отличие от других участников, которые, на мой взгляд, воспринимали себя слишком уж серьезно. Это было всего лишь шоу, и в его рамках я мог позволить себе даже такое хулиганство, как пение.

И у вас стало неплохо получаться. Было обидно, когда вы вылетели!

Признаюсь честно, мы как-то очень быстро выдохлись и расслабились. Отсутствие волнения, которое раньше нам так мешало, сыграло с нами злую шутку – мы стали спокойнее и как будто бы сдулись. Не было новых идей, мы уже не знали, что придумать для нового выступления. Жюри и зрители это почувствовали.

Как вам работалось с Сати Казановой?

Знаю, что многие пары к финалу разругались в пух и прах, мы же за все время шоу даже ни разу не поссорились. Ничего не делили, отношения не выясняли, с Сати очень легко и интересно работать.

Насколько для вас вообще важно партнерство - как в искусстве, так и в жизни?

В жизни я сам по себе, а вот на сцене, даже если на нее выходит всего два человека, партнерство очень важно. Каким бы замечательным актером ты ни был, если рядом с тобой актер ниже среднего уровня, ты не вытянешь на себе все. С хорошим партнером ты стараешься, тянешься вверх, растешь, а с плохим – камнем падаешь вниз.

Вам ведь с партнерами всегда везло?

В этом смысле я действительно счастливый человек, мне везло на партнеров и в театре, хоть я там уже очень давно не работаю, и – особенно! – в кино. Я ведь попал в него после так называемого кризиса 90-х годов, когда по времени кино уже не было несоветским (Советский Союз к тому времени уже кончился), но по духу все еще оставалось таковым. Нынешних молодых актеров тогда еще и в помине не было, зато были те, чьи имена сейчас – легенда. Помню, как я пацаном-первокурсником попал на съемочную площадку фильма Глеба Панфилова «Романовы. Венценосная семья», у меня там была небольшая роль. Мы снимали в Чехии, в Праге, что само по себе уже было для меня большим подарком – все-таки заграница! Но самое главное – актеры, которые там снимались: Юрий Каюров, Александр Галибин, Владимир Конкин, Анатолий Ромашин, Леонид Харитонов, Александр Филиппенко.

Настоящее созвездие!

Так это я еще не всех назвал. Не могу сказать, что они учили меня актерской профессии, но я ловил буквально каждое их слово, как губка, впитывал все – как они репетируют, как играют. Это была колоссальная профессиональная школа! В «Каменской» мне посчастливилось играть с Валерием Приемыховым, в «ДМБ» – с Виктором Павловым. Таких актеров сейчас нет. Хотя я и не хочу сказать, что все молодые однозначно плохие, тут, как ни банально это звучит, все зависит от человека. Я, например, очень рад, что на проекте «Звезда плюс звезда» познакомился с Виктором Логиновым. До этого мы с ним пару раз мельком виделись, но знакомы не были. Тут же, пообщавшись, я понял, что этот человек – мой по духу. Ничего не нужно долго объяснять, мы понимаем друг друга буквально с полуслова, о многом думаем одинаково. Он – настоящий, а не сделанная продюсерами и СМИ звезда. Хотя Витя, по большом счету, снялся только в одном сериале. У таких актеров, как правило, происходит нечто подобное разжижению мозга: еще вчера они никому не были нужны, теперь же их начали узнавать на улицах и у них от этого буквально рвет крышу. Витя в отличие от таких людей, наверное, в силу своего характера и чисто человеческих качеств не «зазвездел» и не испортился.

Правда, что участие в проекте подарило вам не только дружбу, но и любовь с исполнительницей главной роли в сериале «Маргоша» Марией Берсеневой?

С чего вы взяли такую глупость?

В газетах прочитала.

Ну, там еще не то напишут. Украинская пресса во время съемок проекта приписывала мне романы со многими красивыми девушками, в частности, писали, что я ухаживаю за Настей Каменских. Теперь вот новая кандидатура – Маша Берсенева. Помнится, профессор Преображенский из «Собачьего сердца» просил своего ассистента не читать перед обедом советских газет. Я бы, перефразировав Булгакова, посоветовал не читать нынешнюю желтую прессу. Вот вам информация из первых рук: ни с Каменских, ни с Берсеневой у меня романа нет, все это выдумки желтой прессы. Да, на проекте мы все подружились, но не более того.

Значительная часть вашей жизни уходит на борьбу за дочь Аню, которую вы всерьез намерены отсудить у своей бывшей гражданской жены Юлии Юдинцевой. Обычно отцы при разводе спокойно передоверяют детей матерям, а вы в этом смысле совершенно нетипичный родитель?

Даже не знаю, где я беру силы на эту борьбу. Иногда мне кажется, что они заканчиваются. Но я делаю так, как считаю правильным и необходимым в данный момент, поскольку уверен, что со мной ей будет лучше. При этом мне абсолютно все равно, что обо мне говорят и пишут – поверьте, я совершенно не переживаю по этому поводу. В отличие от многих мужчин, которые хотят иметь сыновей, я всегда мечтал именно о дочери. Неудивительно, что она, когда родилась, стала для меня самым главным человеком на свете.

Вы бы хотели, чтобы она, когда вырастет, стала актрисой?

Мне и это все равно, главное, чтобы была счастлива. Я же буду любить ее, кем бы она ни стала.

Если бы нужно было одним словом охарактеризовать актерскую профессию, что бы вы о ней сказали?

Что она безумно зависимая, другой такой в этом смысле я, пожалуй, не знаю. Сегодня у тебя может быть огромное количество работы, которое завтра сменится длительным простоем, когда вдруг замолчит телефон, и ты поймешь, что никому не нужен. Так может продолжаться не только дни, месяцы, но и годы, мы знаем массу примеров, когда талантливые, находившиеся на пике популярности и творческой силы актеры, подолгу сидели без работы. И в этом – главная подлость актерской профессии. Но, с другой стороны, за все надо платить, думаю, это и есть плата – за успех, за то, что тебя узнают на улицах, просят автограф.

К вам зрители с какими-либо просьбами часто подходят?

Ой, да с чем только не подходят! Если бы денек походили с известным актером хоть по Москве, хоть по какому-нибудь городку в провинции, вы бы изменили свое мнение о людях в худшую сторону. Иногда просто диву даешься: как такой человек вообще мог появиться на свет?! Где он рос, кто его воспитывал?! Почему он не понимает, что незнакомому человеку нельзя говорить «ты», нельзя, показывая друзьям, тыкать в него пальцем и фотографировать, не спросив разрешения? Я, будучи четырнадцатилетним ребенком (я тогда занимался в знаменитой студии Спесивцева на Красной Пресне) знал, что подходить к актеру после спектакля – просто так, чтобы поболтать – нельзя, особенно, если ты с ним лично не знаком. Наверное, все это часть нашей профессии – так мы платим за свою популярность – и к неадекватным проявлениям зрительской «любви» надо относиться терпимо. Бывает, что человек не хочет тебя обидеть, он просто не умеет по-другому общаться. Но у меня, в силу вспыльчивого характера, это получается далеко не всегда.

Рисковать жизнью на съемках вам никогда не приходилось?

Чаще приходится рисковать здоровьем: по невнимательности или из-за халатности постановщиков, которые прибила два гвоздя вместо трех, какая-нибудь доска может оторваться и полететь в твою сторону и довольно сильно ударить. Вот таких ляпов у нас на съемочных площадках предостаточно.

Вы – актер редкого обаяния. Вам часто приходится на нем, что называется, «выезжать»?

Как и любой человек, я не могу нравиться абсолютно всем без исключения. На кого-то моя улыбка действует, на кого-то – нет, поэтому бывает, что обаяние, как его не расточай, в данном конкретном случае просто не работает. Единственное, что я могу сказать абсолютно точно: оно мне никогда не мешало.

Если вам еще раз предложат поучаствовать в проекте подобном шоу «звезда плюс звезда», вы согласитесь?

Все-таки, прежде всего, актер должен заниматься своей профессией, и тратить свое время на то, чтобы просто петь или танцевать, я себе позволить не могу – для этого я недостаточно богат. Поэтому если мне предложат соответствующие условия, соглашусь.

Вы считаете себя счастливым человеком?

Конечно! И знаете почему? Я не жду выходных. Сколько людей ходит на работу, проклиная ее, и с нетерпением думают: «Ой, когда же уже выходные?! Ой, когда же уже новогодние (или майские) праздники?!» А мне совершенно этого не хочется, потому что работа для меня – удовольствие. Сейчас вот, например, выдался перерыв между съемками, так я отдыхаю и жду, когда меня снова позовут на работу. 

Людмила Грабенко

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Леди 28 января, 2011, 15:43 2935
Добавить в избранное
Всего комментариев: 0
Выбор редакции