Карл у Клары украл: жизнь и любовь женщины, придумавшей 8 Марта

О Кларе Цеткин принято говорить как о пламенной революционерке, а она была прежде всего женщиной, которая любила и страдала. Увы, в личной жизни Цеткин счастлива не была, и в значительной степени виной тому — революционная борьба, которой она посвятила свою жизнь. Увлечение идеями Карла Маркса сыграло, скорее, негативную роль в ее жизни. Какой была личная жизнь женщины, придумавшей праздник 8 Марта?

Клара Цеткин_1
Getty Images/Fotobank
Клара Цеткин(в центре)

"Женщина может все, что может мужчина"

Клара Эйснер родилась 5 июля 1857 года в небольшой деревушке Видерау, расположенной у подножия Рудных гор, недалеко от Лейпцига. Она была старшей дочерью в семье и росла вместе с братом Артуром и сестрой Гертрудой.

В 1872 году родители, чтобы дать образование детям, прежде всего, Кларе и ее брату Артуру, переехали в Лейпциг. Правда, у последнего шансов было гораздо больше. Для девушек образование считалось не только лишним, но и экстравагантным. Но матери с большим трудом удалось добиться приема Клары в Лейпцигский учительский институт. Поступила она легко, занятия посещала охотно. Весной 1878 года Клара с отличием сдала экзамен и получила звание учительницы.

"Ты счастлива, Клара?"

В кружке русских студентов, в который Клару ввела подруга по институту, она познакомилась с Осипом Цеткиным. Эмигранту из царской России было чуть больше тридцати. Родители Осипа были состоятельными людьми, но он ушел из дома, лишив себя всех благ. Когда Цеткин начинал говорить о революционной борьбе, о страданиях народа и царском самодержавии, его глаза загорались, голос становился красивым и звучным. Романтически настроенная, жаждущая ярких приключений Клара не могла не заинтересоваться таким человеком, он же, в свою очередь, обратил внимание на непосредственную, восторженную девушку. Под влиянием Осипа Клара начала читать социал-демократическую литературу и постепенно увлеклась ее идеями. Рабочее движение стало именно тем делом, которое она искала.

Чтобы заниматься им без помех, Клара решила уйти из дома, а в августе 1880 года Цеткина арестовали и потом выслали из Германии. На вокзале, уезжая в Париж, он сказал, что любит Клару, но ничего, кроме полной опасностей и лишений жизни революционера, предложить ей не может.

В ноябре 1882 года Клара приехала к любимому. Осип ждал ее в маленькой квартирке на Монмартре: в камине пылал огонь, на столе было разложено приготовленное к ее приезду нехитрое угощение – хлеб, сыр и вино. Так они отпраздновали первые дни своей совместной жизни.

Это было, пожалуй, самое счастливое время в ее жизни. Париж дарил ей свои сокровища – музеи, театры, художественные выставки, самый лучший в мире мужчина – свою любовь и преданность. И бедность была им не страшна. Поскольку того, что зарабатывал Осип переводами, на жизнь вдвоем не хватало, Клара тоже устроилась на работу – переводила, преподавала немецкий. Правда, они так и не расписались. У эмигранта Осипа не было необходимых для этого документов, а Клара, выйдя за него замуж, потеряла бы немецкое гражданство. И они приняли единственно возможное в данной ситуации решение: Клара просто приняла фамилию Осипа, которую стали носить и их дети.

Клара Цеткин активно включилась в политическую борьбу, и, даже будучи беременной, не пропускала ни одного собрания в социал-демократическом союзе, важную роль в котором начал играть Осип. А в конце 1883 года, ровно через год после ее приезда в Париж, Клара родила сына, которого назвали Максимом. Еще через два года на свет появился Константин. Осип и Клара обожали своих сыновей, хотя растить их было невероятно трудно. Маленькая квартирка, состоящая из двух комнатушек и кухоньки, оказалась для этого мало приспособленной. Семья отказывала себе даже в самом необходимом. Кусок конины, который Клара с присущим ей юмором называла "Но-о, вперед!", считался роскошью, которую они могли позволить себе только в те дни, когда Осип получал деньги за какую-то крупную работу. И если детей худо-бедно, но кормили, то родители зачастую не имели и куска хлеба. Клара превратилась в худую, изможденную женщину с заострившимися чертами лица. Она то и дело носила хоть сколько-нибудь ценные вещи в ломбард, а чтобы прикрыть свой до предела поношенный костюм, накидывала сверху большую шаль.

Однажды Осип не получил вовремя обещанный гонорар, и они не смогли заплатить за квартиру. Их просто выбросили на улицу. Когда пришли полицейские, Клара купала детей. Ей разрешили их одеть, но на все остальные пары детского белья был наложен арест. Та же участь постигла и одежду Клары, которой пришлось выйти на улицу в том, в чем она была – блузке, нижней юбке и шали. В таком виде они и сидели на бульваре, пока Осип бегал к друзьям, чтобы одолжить денег. Ему удалось снять комнату, которая должна была освободиться только к вечеру. Но вечером хозяйка наотрез отказалась их пускать, сказав: "Я не знала, что у господина семья!" В тот раз им повезло. Русская революционерка, недавно приехавшая в Париж из Сибири, случайно встретив их на бульваре, предложила на время поселиться в ее комнате. Сама же уехала к друзьям.

Те годы были годами нужды и лишений, но если бы тогда Клару спросили, счастлива ли она, она бы ответила утвердительно. Она вырвалась из мещанской среды, жить в которой не могла и не хотела. Она любила своего мужа, которому была предана всем сердцем. Несмотря на редкие конфликты Осип и Клара и радость, и горе делили поровну и были вполне довольны друг другом. И, наконец, она могла посвятить себя любимому делу – изучению революционной теории, которая, она искренне в это верила, облегчит жизнь тех, кто трудится.

Клара Цеткин_3
Getty Images/Fotobank
Клара Цеткин(справа)

"Я не могу!" не существует!"

А тем временем неустанной и мужественной борьбы требовала и ее собственная жизнь. Осипа окончательно свалила болезнь спинного мозга, которая терзала его уже давно. Его парализовало, и Клара была вынуждена наблюдать, как муж медленно умирает, – врачи ничего поделать не могли. Теперь бороться за существование ей приходилось в одиночку. Иногда казалось, она не выдержит! Именно в те, самые сложные в ее жизни дни, она выработала для себя формулу, которой руководствовалась потом всегда: "Слов "я не могу!" – не существует!" И она все могла: работала, растила детей, ухаживала за мужем.

В начале 1889 года Осип Цеткин умер. Вернувшись с кладбища, Клара вышла на балкон и посмотрела вниз. Казалось бы, так просто – всего один шаг и нестерпимой душевной боли придет конец. Ее удержали дети и работа. На Международном социалистическом конгрессе, проходившем в Париже летом 1889 года, она впервые выступила с речью, посвященной борьбе за права женщин.

Вернувшись домой, в Германию, Клара стала главным редактором женского журнала "Гляйхайт. Газета в защиту интересов работниц", которой руководила двадцать пять лет – вплоть до мая 1917 года. Журналистка Цеткин ходила по заводам и фабрикам, заглядывала в скромные дома бедняков и самые жалкие трущобы. Сколько искалеченных женских судеб она видела, сколько гневных статей написала! Выступая на митингах, она буквально очаровывала всех присутствующих – так красиво, складно и темпераментно говорила, что хорошела буквально на глазах. И тем не менее в день своего сорокалетия она мысленно отреклась от всего, что связано с личной жизнью, чтобы задать самой себе один единственный вопрос: "Что я сделала для несчастных, обездоленных и угнетенных?" Это был ее выбор, и она имела на него право.

"Женщина – это человек женского рода…"

Спустя шесть лет в ее жизни появился художник Георг Фридрих Цундель. Когда он попросил ее руки, Клара не знала, на что решиться. Да, она любит Цунделя, но ведь ей уже сорок шесть, у нее двое взрослых детей. К тому же он моложе ее! Да и поймет ли он ее, ведь, несмотря на увлечение революционными идеями, он скорее мечтатель, чем борец. Друзья, и в особенности Август Бебель, слывший хорошим психологом, предостерегали Клару от заведомо неравного брака. И тогда она решилась на крайний шаг – обратилась за советом к сыновьям. Они дали согласие.

Совместная жизнь с Цунделем принесла в жизнь Клары много радости – любовь, нежность, мужскую заботу, по которой она так тосковала. Когда она болела, муж за ней ухаживал, когда переживала из-за работы, утешал. Он даже, как мог, помогал партийной группе: рисовал плакаты, оформлял зал для собраний, участвовал в разработке интерьеров домов отдыха для рабочих, писал их портреты.

Тогда, во времена собственной счастливой семейной жизни, она много работала над проблемой положения женщины в семье и обществе. Многие из нас очень удивились бы, узнав, что живут сегодня по тем правилам, которые определила и описала в своих статьях Клара Цеткин. Современная женщина, считала она, должна иметь профессию, которая позволит ей выйти за пределы семейной жизни – в большой мир. Поэтому по образу своих мыслей и чувств она резко отличается от женщин прежних времен и предъявляет к жизни гораздо более высокие требования. Да, она по-прежнему хочет быть женой и матерью, но в то же время стремится состояться в профессии.

В 1905 году обострилась катаракта, которую Кларе прооперировали еще пять лет назад. Зрение настолько ухудшилось, что она не могла ни читать, ни писать, но все равно продолжала работать – ей помогал муж или один из сыновей. Цеткин пришлось сделать несколько операций, и только в 1906 году Клара вышла из больницы, к так и не восстановившемуся зрению прибавилось полное истощение сил. Врачи запретили ей поездки и выступления, даже "Гляйхайт" в то время делали другие – муж, сыновья, друзья.

Но не в ее правилах было долго сидеть без дела. И опять закружилась круговерть: газетные статьи, выступления на митингах, участие в международных съездах и конференциях, в основном женских. В 1910 году, на второй Международной социалистической женской конференции, Клара Цеткин выступила с резолюцией о ежегодном проведении женского дня. В нем не было и сотой доли той романтики, которую привнесли в праздник 8 Марта за прошедшие с тех пор 96 лет. Его главной целью была… агитация за предоставление женщинам избирательного права, поэтому Клара предлагала сделать его международным.

Клара Цеткин_2
Getty Images/Fotobank

"Война против войны"

За два года до начала Первой мировой войны, выступая в Базеле, Клара сказала: "Женщины и матери, дарующие миру новые жизни, в первую очередь призваны к тому, чтобы защищать их от преступных военных авантюр". Когда война началась, она не отступилась от своих убеждений. И ее страшная военная действительность коснулась не только как социалистку, но и как женщину – жену, мать — в армию призвали ее сыновей. Цеткин продолжала бороться так, как считала нужным и единственно возможным: принимала участие в конференциях, писала прокламации. 29 июля 1915 года Клару Цеткин арестовали по обвинению в государственной измене и шпионаже. Она не знала, сколько времени ей предстоит провести в тюрьме. Кларе было пятьдесят восемь лет… Когда в середине сентября под давлением общественности и ввиду болезненного состояния ее освободили под залог, она тут же включается в "войну против войны".

Всеобщая беда не обошла стороной и Клару Цеткин. С фронта от сыновей она получала через полевую почту редкие и короткие письма. В них не было плохих новостей, но она никогда не была спокойной: мало ли что могло случиться за то время, пока письмо искало своего адресата. Как редактор газеты, она не получала дополнительного пайка, положенного рабочим, Фридрих Цундель ничего не зарабатывал: кто во время войны заказывает и покупает картины! Маленького жалования Клары не хватало на двоих. Вскоре муж записался добровольцем на фронт, чего Цеткин не могла ему простить и долго не давала ему развода, несмотря на то что узнала — у Фридриха давно есть молодая любовница. Их официально развели только тогда, когда Кларе исполнился 71 год.

Клара Цеткин_4
Getty Images/Fotobank

"Я работаю, работаю, работаю — днем и ночью"

В последние годы жизни она очень плохо себя чувствовала: страдала от приступов сердечной слабости, с ней происходили частые обмороки, почти с каждого собрания она возвращалась совершенно измотанной и изнуренной. И тем не менее продолжала работать. "Ты спрашиваешь, дорогой мальчик, как я себя чувствую? – писала она сыну Максиму. – Я работаю, работаю, работаю днем и ночью".

Когда состояние здоровья Клары несколько улучшилось, близкие настояли на том, чтобы она покинула ставшую для нее опасной Германию. И она переехала в Советский Союз, где посещала школы и пионерские лагеря, припомнив свою профессию, беседовала с учителями, выступала перед женщинами. Еще несколько раз она ездила на родину, в Германию, но жила преимущественно в Москве, под строгим наблюдением врачей. За Кларой преданно ухаживали сын Максим и его жена. Последние годы жизни она провела в подмосковном санатории "Архангельское".

18 июня 1933 года Клара почувствовала себя нехорошо. Ей казалось, будто бы в комнате она задыхается, и она попросила вынести ее в парк. Там Клара попыталась продолжить диктовать статью, но после нескольких строк вынуждена была прекратить работу. К вечеру следующего дня у нее резко повысилась температура, но чувствовала она себя не хуже обычного. Клара не страдала, она просто впала в забытье, а на следующий день, 20 июня, умерла.

Более 600 тысяч человек проводило Клару Цеткин в последний путь. Урну с прахом замуровали в Кремлевской стене.

Мила Королева

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация